Дорогостоящие импланты бойцам ставят волонтёры

Военнослужащим и бывшим пленным имплантацию зубов делают волонтёры. Мирон Угрин, президент Национального союза стоматологов Украины, основал программу бесплатной помощи людям, которые нуждаются в протезировании. Но волонтёрской помощи не хватает на всех, а государство не торопится способствовать решению проблемы, передаёт Информ-UA.

В Украине государственная стоматологическая помощь раненым бойцам и бывшим пленным находится на низком уровне, рассказывает президент Национального союза стоматологов Украины Мирон Угрин. Им гарантировано всего лишь 2 бесплатных протеза, которых не хватает для полноценной реабилитации. Ведь у большинства серьёзные проблемы с зубами. 

стоматолог

И начинается всё это с осмотра перед службой. На войну медики допускают людей с больными зубами.

С зубами очень плохо, практически 100% ребят, которые находятся на войне, нуждаются в лечении. Государство, по идеи, не должно было бы допускать на фронт больных людей. За годы войны практически вся стоматологическая помощь оказана самими стоматологами, без, к сожалению, необходимого вмешательства государства. Если говорить даже о мобильных кабинетах, которые очень необходимы тут, в зоне боевых действий. И не только для военных, потому что было обращение от губернатора подконтрольной Украине Луганской области, что это необходимо и для гражданского населения. Например, Министерство здравоохранения, имея больше 40 кабинетов, не смогло отправить на передовую необходимое количество,

- говорит Мирон Угрин.

Проблемы с зубами, уверен стоматолог, необходимо воспринимать с точки зрения полноценной реабилитации. А зачастую, делают акцент только на кариесе, зубной боли. Полноценная реабилитация необходима при массовой потери зубов, для того, чтобы вернуть все функции.

К сожалению, существующих гарантированных государством методов лечения для наших бойцов не достаточно для полноценного лечения зубов. К примеру, бойцу, который потерял все зубы в плену, или в результате боевых действий, государство гарантирует два съёмных протеза. Как старенькому дедушке, или бабушке. При таком варианте человек практически остаётся с инвалидностью, потому что наличие съёмных протезов не возвращает функции. У нас проводят круглые столы, радостно демонстрируя статистику. Хвастаются, мол, вот сколько бойцов мы полечили. Но по факту они сделала бойцу только два вставных протеза, и говорят, что вылечили его. Но не уточняют, как именно вылечили. А просто, по факту: вылечили. Отчитались, и на этом всё. В Израиле, к примеру, основа боеспособности армии – полная гарантия государства перед военнослужащими. За всё. За их проживание на фронте, чтобы им не приходилось ставить палатки в воду, как была ситуация, и за одежду. Нужно с огромным уважением относиться к тем, кто находится на фронте,

- рассказывает стоматолог.

Имплантация помогает вернуть все функций зубов. Это замещение потерянных зубов искусственными корнями, опора для коронок, или мостов. Но волонтёрский проект протезирования не может охватить всех, кто нуждается в имплантации, говорит Мирон Угрин:

Делая эту работу, мы показываем, что государство должно задуматься о том, чтобы не было так, что тем бойцам, которые получили от нас имплантаты, попросту повезло, а остальные как хотите. Нужно чтобы это было гарантировано каждому человеку, который задействован в военных действиях.

Читайте также: Военные Азербайджана заняли ещё 21 населенный пункт

Мирон Угрин курирует проектом оказания стоматологической помощи освобождённым из плена с января 2017 года людей. В проекте задействовано более 60 пациентов.

Встречая пленных тогда с самолёта, им обещали, что полная реабилитация будет им гарантирована. Необходимость для такого количества людей – 300 имплантатов. Ни одна государственная поликлиника, на сегодняшний день, не может этого сделать. Государство не выделяет на это деньги. Не могут справиться даже с таким небольшим количеством людей. А что, если их будет несколько тысяч? А их будет, и даже больше. У нас постоянно увеличивается количество демобилизованных, раненых, семей, которые потеряли кормильца. Мы не просто хотим помочь каким-то отдельным бойцам, мы хотим показать, как нужно поступать правильно в таких ситуациях. Мы должны изменить систему. И на сегодняшний день, те, кто выступают против врачебного самоуправления в стоматологии, они являются, практически, противниками того, что мы делаем. Потому что система, которая есть выше меня, как врача, не даёт мне никуда двигаться.

Стоматологи даже не могут получить индивидуальную лицензию. 

Я с собой на фронт привёз табличку "улица Пасечная 6А" и повесил её в кабинете, где лечу пациентов, потому что моя лицензия действует только по этому адресу. Потому что получается, что когда я помогаю людям, лечу их вне своего кабинета, я нарушаю закон. Абсурд. Есть конкретная проблема, есть методики, которые являются наиболее эффективными в данной ситуации, есть люди, которые могут выполнить эти вещи. Казалось бы, что сложного?

- говорит стоматолог Мирон Угрин.

Группа стоматологов в свободное от основной работы время приезжает на фронт, для того, чтобы провести имплантацию бойцам.

Мы в силах сделать малость, на самом деле. Мы приезжаем, и с утра начинаем оперировать. Так, начинаешь в 10 утра, и только в 4 утра следующего дня мы заканчиваем оперировать последнего в очереди бойца. И мы можем принять ограниченное количество людей.

- говорит Мирон Угрин.

Анатолий Костенюков – один из участников волонтёрского проекта оказания стоматологической помощи. Находился в плену боевиков 14 месяцев. Был незаконно осуждённый на 13 лет за шпионаж в пользу Украины.

За то время, пока я находился в неволе, почти все зубы почти рассыпались. Потому что стоматологическая помощь, да и любая медицинская помощь, были практически не доступные. Когда я просил вызвать врача, говорили, что нужно было на свободе лечиться, а не заниматься шпионажем. В военной тюрьме ещё можно было попасть к стоматологу. Но там была лишь одна процедуры – удаление. Причём без какой-либо анестезии. Поэтому я там и не обращался за помощью,

- рассказывает Анатолий Костенюков.

Освободили его 27 декабря 2017 года. Вернувшись домой из плена мужчина прошёл медицинское обследование, в том числе, и стоматологическое.

Когда я прошёл обследование, стало ясно, что лечить почти уже и нечего, только капитальный ремонт нужен. Я очень благодарен волонтёрам, что они взялись за наше лечение. Я долго не мог найти деньги и людей, которые бы поставили мне импланты. Пока не откликнулась команда Мирона Угрина.  За свои деньги, в свободное время они приезжают на фронт, чтобы лечить людей. Хотя о нас должно было бы заботиться государство.

Читайте также: Нагорный Карабах: у Армении проблемы с боеприпасами