fb pixel

Информационное агентство "Информ-UA"

Информационное агентство "Информ-UA"

Информ-UA

5 годовщина "Иловайского котла"

5 годовщина "Иловайского котла"


Пять лет прошло от начала боёв за Иловайск. В них погибло более 300 бойцов, больше 400 получили ранения, и более 150 считаются пропавшими без вести. Те, кому удалось выбраться из «Иловайского котла», никогда не забудут цинизм и жестокость боевиков. Но, несмотря на все пережитые ужасы, они пытаются жить дальше, передаёт Информ-UA.

Игорь Сулим попал в 93-ю отдельную механизированную бригаду «Холодный Яр»» 2 апреля 2014 года. Полтора месяца обучения на полигонах – и на фронт. С конца мая 2014-го мужчина оборонял блокпосты, далее – посёлок Пески.

бмп

После ротации бойцам предоставили выбор: вернуться в зону боевых действий или написать рапорт, что по семейным обстоятельствам они не могут поехать на войну.

Я позвонил своему отцу, и сказал, что рискну, и поеду снова. Отец сказал, что поддерживает меня и примет любое моё решение,

- вспоминает Игорь Сулим.

Во время второй ротации боец попал в «Иловайский котёл»:

Нас окружили. На третий день у нас уже заканчивались продукты питания. Хорошо, что хоть вода была, там был колодец, мы оттуда её брали. Через какое-то время нам сообщили, что нам дают коридор, и что мы выходим с белыми флагами. Я пошёл с нашим майором вешать на столбы белые флаги на выезде из посёлка, в котором мы находились. Мы ждали дальнейших указаний.

Выезжать военные начали в 8 часов утра.

Спустя 15 минут после того, как мы выехали, нас начали со всех сторон атаковать. Мы были прикрытые мешками, чтобы в нас не попадала осколки. Ехали мы под боем, уходили так минут 5. Потом начали обстреливать нашу технику, и внутри БМП начали взрываться боеприпасы. Мы начали выскакивать из техники. На это у нас были считанные секунды. Техника просто разрывалась. Кто успел выскочить – тот и выжил. Когда я садился в машину, один парень сказал мне садиться справа. И так получилось, что я сел на его место. А их стороне не удалось выйти. Благодаря ему я и остался жив,

- рассказывает Игорь Сулим.

Выскочив из БМП Игорь начал бежать, получил ранение в шею.

Я упал. Тело парализованное, ощущение было, словно оно пылает огнём. Мне пуля вошла в спину, вышла через шею. Через какое-то время я начал немного чувствовать руки и ноги. Я начал шевелиться. Боевики увидели это и начали дальше стрелять в меня. Так я получил ещё одно ранение в руку. Прошло ещё немного времени, и я подумал, почему я должен лежать истекать кровью? Лучше я встану, пусть меня добьют. Я поднялся, смотрю, вокруг меня одни тела и горящая техника. Боевики, увидев, что я начал вставать, начали снова стрелять. Я прятался за горящую технику. Смотрю, вдоль дороги ребята лежат. Это был уцелевший экипаж моей БМП. Я побежал к ним, они кричат «Ложись!». Я лёг, один из бойцов подполз ко мне. Мне перевязали руку. Я спросил, где их автоматы, они сказали, что попали в плен. Таким образом и я оказался в плену,

- продолжает рассказ воин.

Один из боевиков увидев Игоря начал спрашивать откуда он взялся. Сослуживцы начали объяснять, что он с ними. Сначала бойца хотели добить, видя, что у него большая потеря крови.

Читайте также: В прифронтовой Максимильяновке работает молодёжный центр

Они предлагали мне добить меня. А ребята говорят, пускай он сам уже как-то. Потом нас заставили идти 5 километров пешком,

- вспоминает Игорь.

В плену они находились два дня. После их повезли в общий «котёл», где находились раненные.

Тех, кто был здоров, отобрали, и отвезли куда-то отдельно. А тех, кто бы ранен, скинули в общий «котёл». Нас туда привезли, и где-то через часа два мы узнали, что нас отдают «Красному кресту». На тот момент я не был уверен, что за нами едут наши, опасался,

- рассказывает военный.

Раненых бойцов вывезли в поле, где они ждали вертолёты.

Я не знал, куда нас отправляют: домой или в сторону России. Когда за нами прилетел вертолёт, я попросил телефон. Позвонил родителям, сказал, что я жив, что получил пулю в шею и в руку,

- говорит Игорь.

Освобождённых из плена привезли в Запорожье. Большая часть сослуживцев Игоря находилась в Днепропетровской области, поэтому его также отправили туда.

К Игорю часто обращаются родственники попавших без вести бойцов. Но большинство из них мужчина не помнит:

Обращается к тебе человек, без руки, без ноги, просит о помощи. А я даже не знаю, как его зовут. Когда выходили из «Иловайского котла», я знал своих 50 человек. Все в панике бегут в разные стороны, кого-то ранило, кого-то убило, кого-то разорвало на кусочки… И когда ко мне родители пропавших без вести подходят и спрашивают, видел ли я там их сыновей, я не могу им ответить. Может ещё кого-то на лицо удаётся вспомнить, а по именам и фамилиям так точно нет. К тому же, было много людей с одинаковыми именами, и однофамильцы тоже.

В Днепре мужчина попал в областную клиническую больницу имени Мечникова:

В больнице Мечникова я пробыл 9 дней. Потом туда пришла волонтёр Оксана. Мы познакомились, она спросила, что мне нужно. Я сказал, что хочу увидеть город, я не знаю Днепр. Так, слово за слово, и мы начали общаться. Потом она провожала меня в Литву на лечение. Я и ещё 13 раненых, находился там три с половиной месяца. Мне из таза удалили кость, вставили её в руку. Там о нас очень беспокоились. К морю отвели, экскурсии проводили.

Игорь поддерживал связь с Оксаной. После возвращения домой они стали жить вместе. Через год сыграли свадьбу, родилась дочь. Символично: малышка появилась на свет 24 августа, на День независимости.

папа

Сейчас Игорь постоянно проходит курсы реабилитации. О войне старается вспоминать поменьше.

У меня маленький ребёнок. Я сейчас всё своё внимание уделяю ей и жене. Они - моя жизнь. 

Читайте также: Нетаньяху пригласил Зеленского посетить Иерусалим

Поделитесь в Facebook

Ошибка в тексте? Выдели ее мышкой и нажми Ctrl + Enter

Яна Стойкова

Военный корреспондент, автор социальных проектов и документальных проектов о войне на востоке Украины. Основательница волонтерского движения независимой журналистики.




0 комментариев

Добавить комментарий

Новости по теме