fb pixel

Информационное агентство "Информ-UA"

Информационное агентство "Информ-UA"

Информ-UA

В госпитале раненных ставят на ноги волонтёры

В госпитале раненных ставят на ноги волонтёры


Когда на востоке Украины началась война, раненых массово свозили в медицинские учреждения Днепра. В Днепровском госпитале не были готовы к такому количеству, персонала не хватало для того, чтобы позаботиться обо всех бойцах. На помощь пришли обычные граждане, в качестве волонтёров они помогают ставить на ноги раненных военных, передаёт Информ-UA.

За годы войны Днепровский госпиталь принял сотни раненных на востоке Украины бойцов. Волонтёры помогают их перевязывать и мыть. Также на территории госпиталя открыли волонтёрский пункт, где бойцы могут выпить чай, перекусить, и просто пообщаться с волонтёрами.

госпиталь

Одна из волонтёров госпиталя – Ольга Сигорёва. С начала войны она пыталась хоть как-то помочь украинской армии бороться за свободу нашей страны. Начала искать места, где она могла бы быть полезной.

Искала куда себя деть в 2014 году. Невозможно было дома сидеть спокойно. Были когда-то тележки в супермаркетах, в них собирали помощь на фронт. Я как-то подошла, спросила, нужны ли люди. Так я начала собирать гуманитарку для ребят,

- вспоминает Ольга Сигорёва.

Девушке казалось, что она делает не достаточно, поэтому пошла в госпиталь, предложила себя в роли волонтёра:

Я приехала в госпиталь, спросила у девчонок, нужна ли помощь. Мне сказали, что пока есть люди, пока хватает.

В январе 2014 года, когда в Днепровский госпиталь начали свозить раненных из Донецкого аэропорта, Ольга снова пришла в госпиталь, понимая, что количество пациентов увеличилось. Предложила свою помощь, люди там тогда очень нужны были. Первая её смена была 24 января 2014 года.

Непонятно было что делать. Я боялась лишний раз подойти к ребятам, чтобы не спугнуть их. Я не знала, как правильно поступать. Я переживала, что могу быть навязчивой. Мы ходили по палатам в отделении хирургии, где лежали все раненные бойцы, предлагали раненным кофе, чай. Было очень много людей, мы всеми ими занимались,

- рассказывает Оля.

Психологически это было очень сложно, вспоминает девушка:

В первый вечер я пришла домой, и не могла разговаривать даже. Потому что я переосмысливала смогу ли я всё это вынести. Мне было страшно, что я не смогу. Чтобы я не плакала, чтобы я не пришла и не начала там быть какой-то девочкой, которую нужно успокаивать. Я же пришла бойцам как-то помогать, а не чтоб они мне помогали. Ну, как-то получилось, наверное. Ещё в стенах госпиталя всё воспринимается нормально. Это уже потом, дома, ты понимаешь всё. Здесь ты как робот, ты ходишь, делаешь всё, ты не плачешь, тебе некогда жалеть. Особенно в 2014-2015 годах была напряжённая ситуация. Ты просто делаешь всё на автомате на протяжении 8-9 часов. Там помыл, там протёр, там покормил, там перевязал, там побежал куда-то. И вот только приходя домой начинаешь переосмысливать весь свой день, что ты там видел. Когда ты рассказываешь родным о том, что происходит в госпитале. И тогда уже начинались слёзы. Здесь этого нет, потому что тут ты постоянно держишься в тонусе.

На волонтёрский пункт в госпитале небезразличные горожане приносят помощь для бойцов. Её передают раненым, часть отвозят на фронт. Очень много помощи было на начале войны, в 2014 году, продолжают сносить продукты, средства гигиены, одежду по сей день:

Нам сюда люди приносят помощь. И то, что здесь не очень необходимо, то, что нужнее ребятам в зоне боевых действий, мы стараемся привезти это туда.

гуманитарка

Девушка и сама очень хотела поехать на передовую, но долго не могла убедить волонтёров взять её с собой.

Читайте также: В Марьинке восстанавливают пострадавшие от обстрелов дома

Я просила два с половиной года. Всё время как-то не складывалось, не было места, да и девочек вообще не любят брать. Все считают, что о нас нужно заботиться, все переживают. Поэтому не очень они любят брать на передовую с собой. Но как-то я всё-таки напросилась. Они выделили мне одно свободное место в машине, всё остальное было загружено гуманитаркой. И я наконец-то проехала!

- говорит Оля.

На фронте, вспоминает, всё оказалось совсем иначе, чем она себе представляла. Она поняла, что жизнь продолжается даже на войне.

Как-то было тревожно, потому что у тебя в голове одна картинка, ты же только по телевизору всё это видишь, ну и со слов ребят знаешь о войне. А когда ты туда приезжаешь, там всё иначе. Но как-то у меня в голове был такой перелом… Была хорошая погода, светит солнце, было тихо. В тот момент, когда мы только заехали, не стреляли. Все такие приветливые, всё так хорошо, и ты не понимаешь, что в данный момент, на этом участке земли идёт война.

Находясь на передовой она поняла, что мы надёжно защищены, что украинское военные не пустят врага на нашу землю. Там она встретилась со многим военными:

Я увидела там ребят и поняла, что они никого не пропустят. Все, кого мы встречали, на тех позициях, где мы были, они были все такие взрослые мужчины с пониманием для чего они там. Я видела, что они знают что делать, они умеют это делать. И вот чувствовалась их сила. Понимаешь, что мы под хорошей защитой.

Своим родным Оля не сказала, что едет непосредственно на саму передовую. Говорила, что просто едет в Донецкую область отвезти гуманитарную помощь:

Муж очень тяжело воспринял мою поездку. Он не понимал. зачем это мне, девочке. Что это же опасно. С тревогой, нехотя, но как-то смирился с моей поездкой. Два с половиной года капать мужу на мозг, что я хочу поехать, – дало свои плоды. Своему папе я не сказала, куда именно еду. Сказала половину правды. Потому что это родители, зачем им эти волнения. Потом уже я на эмоциях, когда рассказывала, где мы были, что мы видели, я уже сказала правду. Ну, уже я была, меня не наругают. А перед этим я не смогла сказать, что еду вот прям на линию огня.

У Ольги есть 11-летняя дочь. Она понимает, чем занимается её мама, и почему это так нужно делать. Родители с малых лет привили ей любовь к своей стране.

Она очень гордится тем, что мы связаны каким-то образом с этими всеми событиями, что мы не в стороне находимся. Она в курсе, чем я занимаюсь. Мы в её школе тоже собираем помощь на фронт. На танцы она ходит, там мы тоже собираем гуманитарку. Она живёт этой жизнью. Правда, я не знаю, как она это понимает в своём возрасте,

- говорит Оля.

Волонтёры, считает девушка, всего лишь посредники между людьми и армией. Главная заслуга, всё же, у народа, который объединился и начал помогать:

Мы всего лишь те люди, которые выступают соединяющим звеном. Есть бабушка, которая приносит помощь. Я же не могу сказать, что я вот хорошая, а бабушка, которая принесла палку колбасы, она не сделала ничего. Я просто связала эту бабушку с ребятами. И всё. Моя роль, я считаю, именно такая, посредничество. Поэтому, ни то, что волонтёры вытащили это всё на себе, мы все вытащили. Мы вспомнили, что мы люди, для чего мы живём. Вспомнили, что мы украинцы, что мы свободные люди, целеустремлённые, сильные духом. У меня мама историк, и я с детства понимала, что мы уже стали не такими, какими были до этого, сто лет назад. А вот сейчас мы именно такие, какими должны быть. Не все, конечно. Но тот, кто проснулся, тот действительно настоящий украинец, сильный, смелый, отважный. И, наверное, нам это нужно было. Хоть это и очень жестоко.

Читайте также: У Зеленского говорят, что быстро войну закончить не получится

Поделитесь в Facebook

Ошибка в тексте? Выдели ее мышкой и нажми Ctrl + Enter

Яна Стойкова

Военный корреспондент, автор социальных проектов и документальных проектов о войне на востоке Украины. Основательница волонтерского движения независимой журналистики.




0 комментариев

Добавить комментарий

Новости по теме